Чернышевский Николай Гаврилович
читайте также:
Я с детства понимать привык Твое молчание немое И твой таинственный язык Как что-то близкое, родное...
   
   
   
Рефераты и сочинения Новые люди в «Что делать?»
Поиск по библиотеке:

Ваши закладки:
Обратите внимание: для Вашего удобства на сайте функционирует уникальная система установки «закладок» в книгах. Все книги автоматически «запоминают» последнюю прочтённую Вами страницу, и при следующем посещении предлагают начать чтение именно с неё.
Коррекция ошибок:
На нашем сайте работает система коррекции ошибок .
Пожалуйста, выделите текст, содержащий орфографическую ошибку и нажмите Ctrl+Enter. Письмо с текстом ошибки будет отправлено администратору сайта.
На правах рекламы:



Все рефераты и сочинения

Новые люди в «Что делать?»


Что же отличает «новых людей» от «пошлых», типа Марьи Алексевны? Новое понимание человеческой «выгоды», естественное, неизвращенное, соответствующее природе человека. Для Марьи Алексевны выгодно то, что удовлетворяет ее узкий, «неразумный» мещанский эгоизм. Новые люди видят свою «выгоду» в другом: в общественной значимости своего труда, в наслаждении творить добро другим, приносить пользу окружающим — в «разумном эгоизме».
Мораль новых людей революционна в своей глубинной, внутренней сути, она полностью отрицает и разрушает официально признанную мораль, на устоях которой держится современное Чернышевскому общество — мораль жертвы и долга. Лопухов говорит, что «жертва — это сапоги всмятку». Все поступки, все дела человека только тогда по-настоящему жизнеспособны, когда они совершаются не по принуждению, а по внутреннему влечению, когда они согласуются с желаниями и убеждениями. Все, что в обществе совершается по принуждению, под давлением долга, в конечном счете, оказывается неполноценным и мертворожденным. Такова, например, дворянская реформа «сверху» — «жертва», принесенная высшим сословием народу.
Мораль новых людей высвобождает творческие возможности человеческой личности, радостно осознавшей истинные потребности натуры человека, основанные, по Чернышевскому, на «инстинкте общественной солидарности». В согласии с этим инстинктом Лопухову приятно заниматься наукой, а Вере Павловне приятно возиться с людьми, заводить швейные мастерские на разумных и справедливых социалистических началах.
По-новому решают новые люди и роковые для человечества любовные проблемы и проблемы семейных отношений. Чернышевский убежден, что основным источником интимных драм является неравенство между мужчиной и женщиной, зависимость женщины от мужчины. Эмансипация, надеется Чернышевский, существенно изменит сам характер любви. Исчезнет чрезмерная сосредоточенность женщины на любовных чувствах. Участие ее наравне с мужчиной в общественных делах снимет драматизм в любовных отношениях, а вместе с тем уничтожит чувство ревности как сугубо эгоистическое по своей природе.
Новые люди иначе, менее болезненно разрешают наиболее драматический в человеческих отношениях конфликт любовного треугольника. Пушкинское «как дай вам Бог любимой быть другим» становится для них не исключением, а повседневной нормой жизни. Лопухов, узнав о любви Веры Павловны к Кирсанову, добровольно уступает дорогу своему другу, сходя со сцены. Причем со стороны Лопухова это не жертва — а «самая выгодная выгода». В конечном счете, произведя «расчет выгод», он испытывает радостное чувство удовлетворения от поступка, который доставляет счастье не только Кирсанову, Вере Павловне, но и ему самому.
Конечно, со страниц романа веет духом утопии. Чернышевскому приходится разъяснять читателю, как «разумный эгоизм» Лопухова не пострадал от принятого им решения. Писатель явно переоценивает роль разума во всех поступках и действиях человека. От рассуждений Лопухова отдает рационализмом и рассудочностью, осуществляемый им самоанализ вызывает у читателя ощущение некоторой продуманности, неправдоподобности поведения человека в той ситуации, в какой Лопухов оказался. Наконец, нельзя не заметить, что Чернышевский облегчает решение тем, что у Лопухова и Веры Павловны еще нет настоящей семьи, нет ребенка. Много лет спустя в романе «Анна Каренина» Толстой даст опровержение Чернышевскому трагической судьбой главной героини, а в «Войне и мире» будет оспаривать чрезмерную увлеченность революционеров-демократов идеями женской эмансипации.
Н» так или иначе, а в теории «разумного эгоизма» героев Чернышевского есть бесспорная привлекательность и очевидное рациональное зерно, особенно важное для русских людей, веками живших под сильным давлением самодержавной государственности, сдерживавшей инициативу и подчас гасившей творческие импульсы человеческой личности. Мораль героев Чернышевского в известном смысле не потеряла своей актуальности и в наши времена, когда усилия общества направлены на пробуждение человека от нравственной апатии и безынициативности, на преодоление мертвого формализма.


Тем временем:

...
Настоящий телеспектакль. Рядом за щитом от ветра пожилая пара с
радиоприемником, так они прямо испугались. А Джилиан только посмеялась.
Но это правда, что Оливер зануда. Не знаю, как вы относитесь к тому,
когда говорят: "пара" и "испугались"? Наверно, вообще не обращаете внимание,
велика ли важность. Но мы -- Оливер, Джилиан и я -- затеяли по этому поводу
диспут. С чего началось, не помню. У нас у каждого была своя точка зрения.
Сейчас попробую изложить наши взгляды. Лучше всего, наверно, в виде
протокола прений, как в правлении банка.
Оливер заявил, что парные и множественные слова требуют глагола во
множественном числе, а с относительными и отрицательными местоимениями в
прошедшем времени употребляется глагол в единственном числе и в мужском
роде. Иначе получится: "Никто не пришла", "Кто-нибудь подумали бы" и так
далее.
Джилиан возразила, что нельзя из обобщенного высказывания исключать
половину человеческого рода, ведь в пятидесяти процентах случаев эти
"кто-нибудь" и "никто" женского пола, так что по справедливости и по логике
надо говорить: "Кто-то сказал или сказала", "Никто не пришел и не пришла".
Оливер заметил, что мы обсуждаем грамматику, а не сексуальную политику.
Джилиан сказала, что эти вещи нельзя разделять, ведь грамматику писали
грамматисты, а они почти все или даже все без исключения -- мужчины, чего от
них ожидать; и вообще так подсказывает здравый смысл.
Оливер закатил глаза, закурил сигарету и объявил, что само выражение
"здравый смысл" внутренне противоречиво, если бы человек издревле полагался
-- тут он будто бы смутился и поправился: -- полагался или полагалась на
здравый смысл, мы бы по сию пору обитали в глинобитных хижинах, питались
всякой гадостью и слушали пластинки Дэла Шеннона*.
* Шэннон Дэл (1934--1990) -- американский эстрадный певец, в Англии
пользовался особенной популярностью в 60-е годы. -- Здесь и далее примеч.
пер...

   






Чернышевский Николай Гаврилович:

«Очерки гоголевского периода русской литературы»

«Александр Сергеевич Пушкин. Его жизнь и сочинения»

«Сочинения и письма Н.В.Гоголя»

«Не начало ли перемены?»

«Детство и отрочество. Военные рассказы графа Л.Н.Толстого»


Все книги



Другие ресурсы сети:





Полный список электронных библиотек, созданных и поддерживаемых под эгидой Российской Литературной Сети представлен на страницах соответствующих разделов веб-сайта Rulib.net





Российская Литературная Сеть

© 2003-2016 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: . Сайт работает под управлением системы "Электронный Библиотекарь" 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе - сообщите нам по адресу и мы немедленно удалим указанные работы.

Информация о литературной сети
Принять участие в проекте


Администратор сайта и координатор проекта не несут ответственности за содержание рекламных материалов и информации, размещаемой посетителями, однако принимают все необходимые и достаточные меры для контроля. Перепечатка материалов сервера возможна лишь при обязательном условии ссылки на ресурс http://www.chernishevskiy.net.ru/, с указанием автора материала и уведомлением администрации ресурса о дате и месте размещения.
При поддержке "Библиотеки классической литературы"